О первой нежности

И это не строки о первой любви.
А это строки о первой нежности

Вряд ли то чувство, которое мы принимаем за первую любовь, можно назвать любовью в полном смысле этого слова. Эдуард Асадов был прав, это скорее – первая нежность. Тем не менее, это такие сильные эмоции, что нам кажется, что это именно оно – это любовь.

И это не строки о первой любви.
А это строки о первой нежности

Вряд ли то чувство, которое мы принимаем за первую любовь, можно назвать любовью в полном смысле этого слова. Эдуард Асадов был прав, это скорее – первая нежность. Тем не менее, это такие сильные эмоции, что нам кажется, что это именно оно – это любовь.
В каком возрасте мы обычно первый раз влюбляемся? Чаще всего девочки-мальчики переживают это чувство в школьные годы. И чувство это, пожалуй, самое светлое, самое прекрасное за всю нашу жизнь. Оно редко бывает омрачено недоверием, страхами, ревностью, мыслями о правильности своего выбора – постоянными спутниками «взрослых» отношений. Оно такое истинное, что ли. Оно рождается не из страсти, в нем нет физической подоплеки. И пусть чувство это редко перерастает в серьезные отношения, его нельзя назвать мимолетным увлечением.

Мою первую любовь звали Артём. И о нем у меня самые светлые воспоминания из тех, что я накопила о молодых людях за свои 22. Со стороны может показаться, что это все несерьезно. Но это не так. Наш «роман» длился с 1 по 6 класс включительно. Мы вместе гуляли, делали уроки, обменивались подарками, ходили друг к дружке на Дни рождения.
Не могу не привести здесь еще несколько четверостиший из поэмы Эдуарда Асадова «Поэма о первой нежности»:

Мне вспоминаются снова и снова
Записки — голуби первых тревог.
Сначала в них нет ничего "такого",
Просто рисунок, просто смешок.

На физике шарик летит от окошка,
В записке — согнувшийся от тоски
Какой-то уродец на тонких ножках.
И подпись: "Вот это ты у доски!"

Потом другие, коротких короче,
Но глубже глубоких. И я не шучу!
К примеру, такая: "Конфету хочешь?"
"Спасибо. Не маленький. Не хочу!"

А вот и "те самые"… Рано иль поздно,
Но радость должна же плеснуть через край!
"Ты хочешь дружить? Но подумай серьезно!"
"Сто раз уже думал. Хочу. Давай!"

Мы с Артёмом часто обменивались записками. Самая запоминающаяся от него содержала в себе всего три слова:"I love you". Она была написана в 5 классе. Нас тогда как-то странно поделили на группы по информатике, мы занимались в разное время. Я переживала. И как-то раз подлетает ко мне он, вручает записку и убегает на злополучный урок. Я стояла на лестнице, читала эту записку (листик был разрисован чудом того времени – цветными гелевыми ручками!) и понимала, что информатика ничего не изменит.

Один раз наш роман потерпел серьезную проверку на прочность. После 3 класса меня переводили в другую школу. Переводили ли его — я не знала. Спрашивать мне казалось бестактным. И вот решающий день – выпускной в 3 классе. У меня ком в горле – мы ведь, возможно, расстаемся!!! а ОН!!! он танцует не со мной!!! По дороге домой я ревела горючими слезами, бедная мама никак не могла взять в толк, что со мной происходит, решила, что все это из-за перевода в другой класс. Летом мы с Артёмом ходили в детские лагеря, но в разные школы. Я — в новую, он в старую. Я сейчас не узнаю себя «ту»: когда мы случайно пересекались в общей столовой, я через знакомых девочек передавала ему записки! а он мне. Таким образом, я выяснила, что его тоже переведут с 5 класса, и мы снова будем вместе. До сих пор я считаю этот день одним из счастливейших в моей жизни. И я иной раз думаю…как же так получается, что со временем люди так портятся? тогда хотелось написать друг другу — мы писали. А теперь что? хочется позвонить, а нельзя. Потому что не дело это – первой звонить. А он сидит и выжидает три дня после свидания. Потому что положено так.

Это были настоящие радости и настоящие переживания. Со 2 класса я вела личный дневник. Красивая тетрадочка с замком и ключиком — подарок мамы. И вот там — всё мое счастье ("Сегодня на перемене играли в ручеек, мы с Артемом почти всегда выбирали друг друга!"), все мое горе («Нас рассадили, потому что Артем плохо видит, и Света плохо видит, а я хорошо, мне можно на 4 парту»). Мы в одно время заболели ветрянкой, так что в течение двух недель могли проводить вместе время не только в школе, но и за более приятными занятиями. Он приходил ко мне в гости, и мы кидали с балкона прищепки и яблоки. Нам казалось это дико увлекательным. Мы просматривали журналы, вырезали картинки любимых певцов и актеров, слушали музыку, смотрели сериалы. В конце концов, мы просто разговаривали. Мы очень много разговаривали.
Артём был настоящим джентльменом. Можно даже сказать, героем. Он каждый раз провожал меня до квартиры, хотя жутко боялся ездить на лифте, а я живу на 9 этаже. И я никогда не забуду огромный букет сирени, который он принес мне, когда я болела. Шел дождь, друзья были в школе, родители на работе. А тут он – с пышными, мокрыми, ароматными цветами.

Расстались мы в 6 классе. На уроке биологии он написал мне, что я очень хорошая, но ему больше нравится Маша. Добавил, что я обязательно встречу свою любовь. Это в 6-то классе! а какие драмы!

Воспоминания о таком чувстве только самые светлые. Но есть одна-единственная вещь, о которой я жалею. Между 5 и 6 классом в моем подъезде, на моем же этаже, появилась надпись, сделанная карандашом на побелке: "Комарик + Артём = love". Комарик — это я, школьное прозвище по фамилии. Я так и не узнала, кто это написал. Но в течение долгих лет эти слова, выведенные корявым детским почерком, грели мне душу, когда взгляд случайно падал в ту сторону. А не так давно в подъезде сделали ремонт, стены выкрасили в ярко-голубой цвет. А я так и не сфотографировала эту надпись. Это единственное, о чем стоит жалеть.

Тема статьи: 
Ключевые слова (тэги статьи):