Аналитично о любви или о том, что на нее похоже


Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке

Любовь никогда не повторяется. Так говорят. А еще болтают, что она – какая-то там химическая реакция, связывающая родственные души.

Любовь никогда не повторяется. Так говорят. А еще болтают, что она – какая-то там химическая реакция, связывающая родственные души.
Что бы я понимала в том, как можно написать о любви?
Ведь «я называю большой и чистой любовью то, что испытываю на данный момент», как говорит мой лучший друг. А что я испытываю на данный момент? Желание не быть посредственностью. В первую очередь. Самое главное. Лишь бы быть особенной. Лишь бы во мне и со мной было нечто сногсшибательное, завораживающее, утонченное, нежное, притягательное, манящее, чувственное, искреннее, нечто не для всех. Чтобы окружающие чувствовали, что со мной происходит то, о чем они, глупенькие и простенькие, только мечтают.

А что со мной происходит? Не сплю ночами, не могу сосредоточиться на обыденном и деловом, психую по поводу и без, принимаюсь курить и резко бросаю, убеждаю себя в том, что это все пройдет и настырно верю, что останется навсегда. И что особенного? Все как у всех. Стандартная любовь. А раз она стандартна, это – не любовь. Ведь любовь никогда не повторяется. Так говорят. А еще болтают, что она – какая-то там химическая реакция, связывающая родственные души. Какие души? Чьи души?

Выходит, у меня нет любви, потому что у меня особенная душа. Ведь если я испытываю нечто, что с другими произойти не может, значит, механизмы восприятия действительности в моей душе функционируют по другим законам. И значит, у моей души нет родственников. Она одинока и потому – прекрасна. Вот я и написала о любви. А получился – робот-монстр. Грустно. Хочется сесть по-турецки и подумать. Не помечтать, а именно подумать. С умной книжкой на коленях, старым другом в интернете и подружкой в телефоне.

В своем сугубо эгоистичном желании быть уникальной я забываю о том, что тот, кого я называю любимым, тоже человек. Не менее оригинальный. А скорее – более. Потому что он бы мне не нравился, если бы был проще меня. Конечно. Зачем бы он был нужен, если бы я понимала его насквозь? И я хочу быть с ним рядом, чтобы выглядеть еще сногсшибательнее. Сногсшибательно-сногсшибательно. Сногсшибательнюще!

А если я хочу выглядеть, казаться, а не быть, то я нацелена на внешнее, а не внутреннее. А внешней любовь точно быть не может. Любовь – чувство. А чувства могут быть только внутри. Привязанными и прикрученными к самым глубинным слоям души и памяти. Я боюсь позволить какому-то чувству все перемешать и перекроить в себе, поэтому говорю, что люблю, но не люблю. Мне стыдно, что это так. Но стыдно перед собой. И только иногда. За ложь и поверхностность.
фото: www.photosight.ru/users/119482/

Источник►