Домашние шпионы: разбор полётов в лицах


Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке

«Женя, если ты откроешь рот, две недели просидишь дома» — эту мамину фразу я запомню, видать, на всю жизнь. Она всегда шла предварительно выходу меня и мамы из подъезда. Не могу сказать, что мама применяла подобный шантаж по поводу и без… Одним, и довольно честным словом: было за что…

«Женя, если ты откроешь рот, две недели просидишь дома» — эту мамину фразу я запомню, видать, на всю жизнь. Она всегда шла предварительно выходу меня и мамы из подъезда. Не могу сказать, что мама применяла подобный шантаж по поводу и без… Одним, и довольно честным, словом: было за что. В пять лет ребёнок не ставит на той или иной информации гриф «Х». Для него весь мир открыт, двери – распахнуты, и слова можно говорить какие угодно. И кому угодно. А как не говорить с бабушкой Наташей, которая живёт в соседней квартире и даёт такие вкусные конфеты. Это потом, лет через десять, я пойму, что бабушка Наташа не такой уж божий одуванчик, а вкусные конфеты, перед тем как попасть ко мне, могли пролежать на подоконнике с солнечной стороны дома приблизительно недели три. Но в пять лет ведь никто этого ребёнку не скажет. В пять лет принято говорить детям «так надо». И это самая распространённая ошибка. Среди многих прочих. Так кто же на самом деле виноват в явлении «домашний детский шпионаж»?

Место действия: дом.
Действующие лица: родители.
Семья многогранна. Это понятно всем и каждому. Бывает как хорошо, так и плохо. И мало какая семейная пара во время ссор ограничивает себя в децибелах. Да и ссориться мы зачастую просто не умеем. Вместо того, чтоб решать проблему по существу, мы в горячке эмоций начинаем вспоминать друг другу грехи всей жизни плюс также ещё трёх предыдущих.
Случайный свидетель: ребёнок.
Не обязательно бить посуду и крушить мебель, чтоб ребёнок понял, что родители, сейчас и в данную секунду, если и не ненавидят друг друга, то, по меньшей мере, затаили глубокую обиду. Каждый со своей стороны. Я, лёжа вечером в своей кроватке, ввиду тонких стен, задолго построенных внуком-строителем для горячо любимой бабушки Наташи, слышала даже шепот. А уж произносимые в полный рост и вес взаимные упрёки и обвинения слышала, наверное, даже близкая подруга нашей любимой соседки — бабушка Катя из соседнего подъезда. У них внуки, видно, в одной бригаде работали и, само собой, очень любили своих бабушек.
Крайне заинтересованное лицо: соседка бабушка Наташа.
Стоя у себя в комнате у тонкой стены с пустым стаканом, она ловит каждое произносимое вашими родителями, по другую сторону этой же стены, слово. А если ваши родители поймут жажду информации бедной, живущей второй месяц в одном помещении со старым поломанным телевизором, бабушки Наташи, то даже соизволят устроить скандал, и она сможет убрать от стены стакан и, поудобней умостившись на любимом диване, в полном объеме насладиться массовостью шоу. Но ваши родители, несомненно, жестокие люди, и они никак не хотят понимать чувств бедной соседки. Поэтому переходят ругаться в соседнюю комнату. А тут уже даже стакан не поможет. Вот и приходится ей угощать вас столь дорогими, хоть и лежавшими три недели на солнце, конфетами. Дабы не утратить нить столь ценной информации.

Место действия: всё тот же дом.
Действующие лица: ваши родители и гости. Гостями могут быть как близкие родственники (близкие по духу и возрасту в первую очередь вашим родителям) так и друзья вашей семьи.
Мне повезло. Родители хоть и могли ссориться но, тем не менее, всё же умели жить в дружбе с окружающим миром и, нередко, друг с другом (Это я так пытаюсь сказать, что я жила в крайне обычной семье, где родители как ссорились, так и мирились. Живут до сих пор вместе, несмотря на все дрязги). Поэтому гости у нас могли быть. И были.
Из таких вот гостин я черпала немало нового. Это только взрослые думают, что ребёнок про секс и матерные слова только во дворе может узнать. Ведь они ведут себя прилично и друзья у них такие же. Ни-ни лишнего неправильного слова.
Это не так. Для них это просто незаметно. Я с детства отличалась музыкальным слухом (напомню в который раз) и очень хорошо всё слышала и не менее чудесно мотала на ус.
Случайный свидетель: ребёнок.
У меня есть племянница, которая грамотнее меня тогдашней, наверное, вполовину. И не менее хитрее. Как-то случилось мне зайти к ним в гости. И пока мы с сестрой сидели и обсуждали последние новости из жизни бабочек и, как принято на женских посиделках, возмущались поведению наших любимых мужей, Настенька спокойно и размеренно пристроилась на диване с карандашами. Прямо за нами. Наш разговор лился неисчерпаемой рекой, в которой, видимо, и всплыли эти коряги. Ну, видать, кто-то из нас слегка ругнулся. Тем временем ребёнок начал беспокойно пыхтеть и волноваться. Лена, видимо, сильно закупорила один из фломастеров, который как раз именно сейчас был крайне необходим. В наступившей на полсекунды тишине внезапно прозвучало то самое матерное слово. Тихо. Шепотом. Но как! Четко, метко и с расстановкой. Ребёнок выругался и с невозмутимым и серьёзным видом продолжил открывать желтый фломастер.
Лена, слегка опешив, само собой, аккуратно извлекла из детских пальцев сие яркое стило и не менее аккуратно поинтересовалась у племяхи – а поняла ли та, что сейчас сказала. Надо отдать сестре должное. Она не стала кричать и ругать ребёнка за то, что тот сам не понимает, что именно сделал. Само собой, воспитательный процесс был проведён успешно. И в первую очередь над нами. За речью мы стали следить более чем тщательно.
Крайне заинтересованное лицо: соседка бабушка Наташа.
Благодаря шуму, который идёт из вашей квартиры, стетоскоп, который она вчера незаметно вытащила из сумки специально вызванного на дом врача, ей не пригодился. Она отчетливо всё слышит и, благодаря своему буйному воображению, даже видит. Прямо сквозь ваши стены. Затихший в углу на комоде сломанный телевизор уже не навевает на неё тоску. Ведь, что в тех сериалах, а? А тут непосредственно сама жизнь. Бурлит, кипит, варится и преподносится ей на блюдечке с голубой каёмочкой. Благодаря внуку строителю.
И тут всё затихло. Внезапно. Чёрная космическая тишина окутала вашу квартиру и её душу одновременно. Она хватается за стетоскоп и судорожно начинает шарить по стенам его звукоприёмником. Но… Поздно. Соседняя (ваша) квартира пуста и безлюдна. Вы, охваченные куражом веселья, в самый разгар праздника её души отправляетесь к друзьям/в кино/ просто гулять (нужное подчеркнуть). Без неё. О жестокий-жестокий мир.
На следующий день бабушка Наташа смиренно сидит у подъезда с двумя оставшимися у неё конфетами и, нервно перебирая пальцами, ежесекундно поглядывает на выход. И вот… В самой темноте… Слышатся заветные, такие долгожданные, мелкие шажки вприпрыжку…

PS:
Примеров может быть масса. Несчётное количество. И в каждом из них мы можем узнать себя. В качестве ребёнка или родителя – не важно. Но… Так ли права была мама, веля закрыть мне ротик, угрожая домашним арестом? Следить за собой должны взрослые. Не зря большинство граждан Соединённых Штатов Америки и всей цивилизованной Европы ни в коем случае не ссорятся дома, а пытаются максимально скрыть эту проблему от ребёнка. В первую очередь, потому, что трёх-пятилетнего малыша она и не должна касаться. Это потом вы будете ему объяснять (желательно не настраивая друг против друга), почему мама или папа не живут вместе или почему такое слово нельзя говорить вообще никому, не то что маленьким детям. Во вторую очередь, ради того, чтоб бабушка Наташа не узнала все ваши квартирные тайны. И не чисто из вредности или ненависти к самой бабушке, а потому что квартирные тайны они на то и квартирные, что должны оставаться в своём природном месте обитания. А ребёнок настолько максимально открыт миру, насколько любит конфеты. Хоть и лежалые три дня на солнце. Но, то ли к примеру, то ли для сравнения счета, Настя редко разговаривает со взрослыми на улице и, в том числе, с соседями. 😉
PSS: Искренне прошу прощения у всех бабушек Наташ и их подружек Катерин. Не все вы обязательно такие. Но большинству из вас и вправду делать нечего, а настоящих ваших имён я знать просто не в состоянии.

Источник►