Путешествие за Семь Застав


Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке

— Королева Приграничных Областей, Возлюбленная Бегущего По Радуге, Госпожа Дорог Между Мирами… Тьфу! Сначала мне нравились эти имена, потом стали раздражать, а сейчас забавляют. Колдунам да поэтам лишь бы попафоснее что придумать, окутать всё тайной для большей значительности и непонятности. «И Госпожа Дорог Между Мирами раскрыла мне объятия свои…», — так поёт один бард, правда, романтично? Сочинил эту песню после того, как летун-травой одурманился. Не раскрывала я этому укурку никаких объятий! Ни своих, ни, тем более, чужих.

1
— Королева Приграничных Областей, Возлюбленная Бегущего По Радуге, Госпожа Дорог Между Мирами… Тьфу! Сначала мне нравились эти имена, потом стали раздражать, а сейчас забавляют. Колдунам да поэтам лишь бы попафоснее что придумать, окутать всё тайной для большей значительности и непонятности. «И Госпожа Дорог Между Мирами раскрыла мне объятия свои…», — так поёт один бард, правда, романтично? Сочинил эту песню после того, как летун-травой одурманился. Не раскрывала я этому укурку никаких объятий! Ни своих, ни, тем более, чужих.
Она выразительно хмыкнула и состроила рожицу. Девчонка как девчонка. Каштановые волосы чуть ниже плеч, рюкзачок за спиной, закатанные до колен синие джинсы. Шагает рядом со мной по шпалам, и усталости по ней не заметно. Любая моя знакомая уже давно бы попросила об отдыхе. А эта идёт как ни в чём ни бывало. Впрочем, чему я удивляюсь! Она ведь не совсем обычная девушка – мягко говоря.
— Я, между прочим, всего лишь человек, — словно в ответ на мои мысли сказала она. – Ну, с некоторыми нюансами, конечно… Но человек. А никак не «демон-пограничник, от Начала Времён стоящий на страже между Явным и Скрытым». Демон-пограничник! Более идиотского названия не придумаешь.
Я хихикнул, представив мою спутницу в каске с демоническими рожками, стоящей навытяжку рядом с полосатым чёрно-белым столбом с винтовкой наперевес.
 — …и уж тем более не «архетипический образ проводника, созданный коллективным бессознательным, воплощающий в себе женское начало, а так же персонифицированный вечный поиск смысла жизни и загадки бытия». Ты понял что-нибудь? Я нет! – она засмеялась.

2
Железная дорога упиралась прямо в закат. Позади остались поля, теперь слева возвышались скалы, справа шелестел лес с голубовато-зелёными, слегка светящимися деревьями. Я, наконец, решился спросить:
— Возможно, мой вопрос покажется тебе дурацким, но где мы?
Она остановилась, закрыла глаза, глубоко вдохнула тёплый воздух уходящего дня, словно хотела запомнить этот запах трав и мазута, потом посмотрела на меня:
— А что ты вокруг видишь?
— Деревья, кусты, — максимально нудным голосом начал перечислять я, — траву, скалы, камни, рельсы, шпалы, симпатичную попутчицу, которая, кажется, надо мной издевается, пользуясь тем, что я человек незлобливый…
— Ну, значит, мы на железной дороге среди скал и леса. Ты сам это сказал.
— Спасибо. Ты значительно прояснила для меня ситуацию! Теперь мне всё понятно. Мы идём по дороге, мы всего-навсего идём по дороге, что тут может быть неясного?
Мы идём по дороге, мы просто идём по дороге…

3
Мысль о путешествии в другой мир появилась у меня давно, но в последнее время стала просто преследовать. Я понимал, что большинство так называемых посещений соседних сфер – всего лишь яркая игра людского воображения. Что не каждому это дано. Но я был уверен, что у меня получится. Тем более что я не только прочитал множество нужных книг на эту тему, но и был знаком с парочкой колдунов-исследователей.
В конце концов, я торговец приключениями, мне необходимы новые впечатления для профессионального развития. Да и жителям соседнего мира наверняка будут интересны те истории, которые я уже могу им предложить.
Я знал, что путь в другой мир лежит через таинственное Приграничье, некоторые называют это место Междумирьем или Дорогой За Семь Застав. Последнее название связано с легендой о том, что на окраинах миров стоят заставы, где демоны-стражники стерегут непрошеных гостей. Правит ими Королева Приграничных Областей, она же богиня перемен, она же супруга Разжигателя Костров.

4
Моя спутница сидела напротив меня, обхватив руками колени и задумчиво смотрела в огонь.
— Признайся, ты ведь меня себе не так представлял, — она поправила палкой брёвнышко, готовящееся вывалиться из костра.
— Не так. Я думал, что меня встретит женщина в сияющих длинных одеждах, неземная и загадочная. Врут те, кто так писал.
— Ну, почему же врут? Я, по-твоему, всё время в джинсах хожу? Я – женщина, и у меня богатый гардероб, между прочим…
— Да дело не в одежде… — Я запнулся, подбирая подходящие слова. – Ты такая… настоящая, что ли. Я с тобой веду себя так, как будто ты то ли моя однокурсница, то ли ещё кто-то такой, и по-другому просто не могу. Словно ты моя старая знакомая.
Она резко подняла голову, как-то странно на меня посмотрела и тут же опустила взгляд.
Я тоже уставился в костёр.
Некоторое время мы сидели молча.
Потом я подумал, что самое время подбросить немного дров, встал, отошёл на пару шагов, взял пару поленьев, повернулся… и чуть не уронил эти самые поленья себе на ноги. Потому что передо мной стояла женщина в сияющих длинных одеждах, совершенно неземная и, что и говорить, загадочная. И очень красивая, да. Конечно, она и раньше была красивая, но это как-то не бросалось в глаза, что ли.
Теперь бы у меня язык не повернулся назвать её обычной девчонкой, и наряд тут абсолютно ни при чём. Это была Королева Приграничных Областей, женщина, живущая вне времени. И, глядя на неё, я, ну честное слово, понял этих несчастных поэтов, которые писали стихи про Госпожу Дорог Между Мирами.
— Ты онемел? – Госпожа Дорог Между Мирами рассмеялась. Смех получился не слишком естественным, но из ступора я вышел.
— Что, и онеметь нельзя? Я, между прочим, всего лишь торговец приключениями. Мне, в отличие от моих клиентов, далеко не каждый день попадаются в лесу прекрасные дамы в длинных платьях.
— Ты ещё не видел моего парадно-выходного, — она абсолютно не по-королевски показала мне язык. — А это так, рабочий костюм, можно сказать.
— Дело не в костюме. Ты сама какая-то другая.
— Естественно. А ты не замечал, какой разной может быть одна и та же женщина? Твои соотечественницы что, всё время одни и те же?
— Нет. Разреши спросить… У тебя есть настоящее имя? Кроме всех этих титулов?
— Есть, конечно. Но я его тебе не скажу. Не то, чтобы совместное путешествие не повод для знакомства, просто не надо тебе его знать сейчас…
— Ты сейчас улыбаешься, но как-то не по-настоящему, глаза у тебя серьёзные. Извини, что так прямо говорю. Это тоже влияние наряда?
Она задумчиво посмотрела на меня и проговорила:
— Ты всегда был таким проницательным?..
Мне показалось, или этот вопрос больше походил на утверждение?
Её взгляд был – или мне это показалось? – немного грустным. Впрочем, это могло быть всего лишь влиянием освещения.
— Ты ведь, наверное, сам знаешь, что то, что кажется одним, на самом деле совсем другое. Или, правильнее сказать, ещё и другое.
Я уже ничего не понимал. С ума сойти с этими женщинами! Никогда их толком не поймёшь. Что простые смертные, что, как выяснилось, такие вот… существа. И ведь себе то они, поди, кажутся вполне понятными!
— Знаешь что? – она подошла ко мне и села на бревно спиной к огню. – Давай просто посидим и посмотрим на звёзды.
Я сел рядом. Звёзды в Приграничье крупнее, чем те, что я привык видеть. Можно было бесконечно долго любоваться звёздными дорогами и двумя лунами, слушая при этом потрескивание дров в костре, шум деревьев и стрекот кузнечиков…
Повернув голову, я увидел, что моя спутница снова одета в джинсы и рубашку. Она тихо улыбалась и смотрела в ночное небо. Нет, мне точно противопоказано сидеть у костра с проводницами между мирами, всякая чушь начинает в голову лезть!
Кажется, она почувствовала мой взгляд.
Обернулась.
Секунда тишины…
— Да, я «переоделась»! А ты думал, это очень удобно – в лёгком и воздушном платье – чистом, между прочим – сидеть на бревне?
Я моргнул. И тут мы оба расхохотались. Мы смеялись как сумасшедшие. У меня даже слёзы на глаза выступили и живот заболел.
— Вот вечно я так, — еле выговорила она, — сначала нагоню пафосу, потом сама же испорчу всю романтику…
Отсмеявшись, мы снова замолчали. Но натянутости уже не было. Так молчат вместе старые друзья, так молчат люди, которые знают друг друга давным-давно, люди, которым есть о чём помолчать.
У меня возникло странное ощущение. Больше всего оно походило на то, как если бы мы оба были помещены в какую-то прозрачную и гулкую сферу с совершенно особым пространством, не поддающимся описанию. Или на то, как будто в нас были вмонтированы два приёмника, настроенных на одну частоту. Очень хорошее и светлое ощущение. Почему же меня так трясёт?
— Наверное, ты замёрз. Костёр уже почти прогорел, — неожиданно сухо сказала она, встала и ушла в темноту.
И тут я заметил, что до сих пор держу в руках поленья…

5
Во второй день путешествия — если в краю Семи Застав вообще можно говорить о днях — мы шли по дороге между высоких сопок, покрытых лесом. Иногда перебирались через каменные завалы и переходили вброд узкую и мелкую, но быструю и очень холодную речушку с каменистым дном.
После пары-тройки часов пути мы устроили привал на тёплых камнях и теперь завтракали.
— Знаешь, я ведь действительно раньше была обычным человеком.
— В прошлой жизни?
— Можно, конечно, и так сказать. Той простой человеческой жизни уже нет, сейчас у меня совсем иной путь… Но если ты имеешь в виду другие реинкарнации, то ты не совсем угадал. В прошлых воплощениях, да, я была человеком, — она откусила яблоко и с набитым ртом продолжила. – Но и в этом тоже.
Со стороны, наверное, показалось бы, что мы болтаем о всякой ерунде.
— Охотно верю. Но с другой стороны…
— Мда, — она потёрла нос. – Похоже, зря я этой ночью выпендривалась со сменами образа. Почему-то мне захотелось, чтобы ты увидел и другую меня. Конечно, трудно поверить, что Госпожа Дорог Между Мирами в детстве писала в пелёнки, играла в куклы, лазила по деревьям. Училась, влюблялась, общалась с друзьями, совершала глупые ошибки… Как все. Правда, была у меня одна главная особенность – я практически ни во что не могла погрузиться полностью, с головой. Ты понимаешь, о чём я?
Я кивнул.
— Как-то раз, очень-очень давно, я прочитала в одной книге слова: «Правды как минимум две». И поняла, что это про меня. Если мои знакомые или друзья ссорились, я не могла встать на чью либо сторону (за исключением особых случаев, конечно), так как видела, что оба по-своему правы и не правы одновременно. Я не понимала, как люди могут принадлежать к одной религии и категорически отрицать другую – откуда людям знать, какая из них «правильная»? Если я всё же чем-то увлекалась и начинала себя чувствовать частью какого-либо общества – в работе ли, в увлечениях — то обстоятельства довольно скоро выдёргивали меня оттуда, часто это было очень болезненно. Как будто проклятье какое-то. Я не сразу поняла, что это, наоборот, дар. Благодаря нему я сейчас такая, какая есть.
Я постоянно ходила по краю, между реальностями, между вариантами событий, между своими судьбами, между «да» и «нет». И не всегда из этого получалось что-то хорошее, порой я этим причиняла близким людям боль. Но я за это всегда расплачивалась, да – своей болью… Эх, что-то потянуло меня на откровения! Но ведь не часто встретишь такого попутчика, как ты.
— Какого такого?
— Понимающего. В чём-то такого же, как я. И видящего во мне живое существо, а не ходячую функцию, — она озорно улыбнулась. – Пошли уже дальше, что ли?
— А я в прошлой жизни, кажется, был каким-нибудь разбойником, — зачем то сказал я, забрасывая на плечи рюкзак.
— Неее, разбойником ты не был.
— Откуда ты знаешь?
— Знаю, и всё тут.

6
— Я не зря тогда в первый день спросил тебя, где мы. Просто мне раньше казалось, что Междумирье… ммм… не такое материальное, что ли.
— А ты думал, что вот есть миры, а между ними – пустота и хаос, да? И в этой пустоте болтаюсь я, как Дух Святой. Непременно, в длинных сияющих одеждах, куда ж без этого.
— Ну, не то, чтобы совсем так, но, признаться, что-то вроде того…
— Ужас какой. Я б со скуки померла.
— А ты разве можешь… эээ…
— Умереть? В определённом смысле, могу. Так вот, о чём это мы? Представь себе две сферы, которые немножко пересекаются. И в месте их пересечения – не вакуум, а как бы наложение одного на другое. Это я довольно приблизительно объяснила, но принцип именно такой. Кстати, если ты думаешь, что тут, так сказать, постоянная география, — она перепрыгнула с камня на камень, — то ты ошибаешься. Такие как я могут менять кое-что по своему усмотрению. Правда, я хорошо устроилась?

7
Перед нами возвышалась арка ворот в горную пещеру. Вот и всё. Как всё просто!
— Я был готов к тому, что дорога через Приграничье будет опасной.
— Балда, — ласково улыбнулась моя теперь уже бывшая спутница. – Твой путь был безопасен именно потому, что я была с тобой. Давай руку, последний порог нужно перешагнуть с проводником.
Мы взялись за руки. Её ладонь была мягкой и… очень родной.
Меня словно накрыла тёплая волна. Предательски защипало в носу.
— Кажется, я знаю… Я вспомнил, как тебя зовут…
— Тссс, не надо… — лёгкий жест. – Не говори вслух. Время ещё не наступило. Ты… путник. Я – проводник. Мы прошли через Междумирье, всего лишь пересекли Приграничье.

Да, да, да, она права. Я никогда не скажу этого вслух. Это было просто путешествие за Семь Застав, всего лишь путешествие за Семь Застав…

 

Источник►