Сероглазый герой.


Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке

Зимняя история о сероглазом герое, неубранных улицах, детсаде и трудностях красоты. Или притча о том, что дети куда лучше понимают нас нежели мы их.

Зимняя история о сероглазом герое, неубранных улицах, детсаде и трудностях красоты. Или притча о том, что дети куда лучше понимают нас нежели мы их.

Лестница выглядела ужасающе
— крутая, с покосившимися перилами, сверкающая опасным льдом. Один взгляд на эти ступеньки и понимаешь, что отказ от карьеры акробата или фигуриста явно был напрасным. Ну как прикажете спуститься под порывами ветра, ловко колющего твои глаза снежинками, по сооружению, которое вполне могло бы стать агитплакатом "Не убрана улица? Учись лететь!". А если вы еще и новой светлой дубленке, на высоких каблуках, а  в руках у вас яркий пакет с бутылкой шампанского и набором романтических свечек, то задача многократно усложняется.

С такими социально-блондинистыми думами я топталась около первой ступени и никак не решалась опустить ногу на первую ступеньку. За моими метаниями наблюдали серые глаза, они выражали искреннее недоумение: "Что же это тетка не умеет по лестницам ходить?". Я заметила взгляд и сказала вслух: "Некоторым хорошо, у некоторых ботинки на плоской подошве и одеты некоторые в пуховик такой толщины, что упасть не страшно". Обладатель прекрасных серых глаз рассмеялся и взял мою сумку, повесил себе на плечо, спустился на одну ступень вниз и жестом дворянина из фильмов о королевских дворах протянул мне руку. И столько изящества и галантности было в этом жесте, что я аж моргнула и, захлопнув рот, поспешила принять поддержку. Боже мой, как внимателен и надежен был мой нечаянный герой! Как бережно и осторожно помогал мне преодолеть лестницу. И каким лукавством блестели его серые глаза, наблюдая мои неуклюжие движения. Я была очарована. Оставив, лестницу позади, держась за руки, мы двинулись по дорожке. Я рассказывала о снежинках, зиме и деревьях, а герой нес мою сумку, молча и внимательно слушал, улыбаясь и косясь на пакет с шампанским. Вместе со мной он любовался на занесенные снегом деревья, узоры на стеклах, снеговика. Я не уставала удивляться его восприимчивости, внимательности и спокойному оптимизму. 
В такой гармонии мы подошли к воротам детского сада, где герой неожиданно скуксился и заныл. 
— Шунечка, — умоляюще засюсюкала я, — ты же любишь садик, это ненадолго, скоро пойдешь домой! Мы только подарок отдадим воспитательнице!
Герой укоризненно посмотрел на меня своими необыкновенными серыми глазами, снял с плеча сумку, отдал мне и повернулся спиной. Я уж было решила, что геройство закончилось, но он вновь удивил меня — распахнул калитку и придержал её, давая мне войти. Уже в четыре года Шунечка — настоящий герой.

Источник►