Замок или домик у моря… А что бы выбрали вы?


Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке

В этом году La Journée Européenne du Patrimoine — день, в который разрешается бесплатно посещать музеи и выставки, выдался очень теплым и солнечным.

Мы с мужем тут же залезли в интернет, чтобы спросить у вездесущего Гугла, куда нам отправиться. Оказалось, что предложение бесплатного визита распространяется и на замок Regnière-Ecluse. Посетить его мы собирались уже давно, поэтому сразу же направились к машине.

В этом году La Journée Européenne du Patrimoine — день, в который разрешается бесплатно посещать музеи и выставки, выдался очень теплым и солнечным.

Мы с мужем тут же залезли в интернет, чтобы спросить у вездесущего Гугла, куда нам отправиться. Оказалось, что предложение бесплатного визита распространяется и на замок Regnière-Ecluse. Посетить его мы собирались уже давно, поэтому сразу же направились к машине.

Почему именно этот замоктак заинтересовал нас? Дело в том, что несколько лет назад этот полуразрушенный замок был выставлен на продажу за смешные деньги, и дед моего мужа собирался его купить. Точнее, перед ним стоял выбор: невзрачный замок, требующий вложений на ремонт, или же новенький домик у моря. И дед выбрал море, представив, как летом его внуки будут проводить время на пляже, загорая и купаясь.

Спустя годы все изменилось: дети и внуки выросли, дед умер, домик у моря превратился в развалюху… Грустно… А замок, напротив, был отреставрирован новыми владельцами. Конечно, замок не в идеальном состоянии — я недосчиталась нескольких горгулий, но по сравнению с домиком… Поскольку я всегда мечтала о замке, то история этой покупки стала любимой темой для обсуждения с мужем:

— Вы, французы, совсем не умеете инвестировать! Там одной земли — сто-оооо-оо-лько! А до моря вашего никто и не ходит… Да на такой территории можно было бы разводить лошадей, выращивать овощи, фрукты, цветы, устраивать культурные званые вечера, балы, выставки, открывать всякие фонды!.. Мама мия, это ж сколько возможностей!

Поначалу муж пытался возражать, но я видела, что мысль о том, что он мог бы быть владельцем такого поместья, но не стал, немного его терзает.

Когда мы подошли к замку и увидели у ворот нынешнего владельца, радушно встречающего гостей, муж совсем поник. Мне было и грустно, и смешно одновременно — что ж тут поделаешь, мактуб! Já estava escrito! Тем не менее, всю дорогу я в шутку пилила мужа:

— Как ты мог! Неужели трудно было повлиять на решение деда! Как-то уговорить его! Ты совсем обо мне не думаешь!

Муж оправдывался как мог:

— Дорогая, но ведь я тогда еще даже не родился!

— Да? Ну и что! Тот, кто хочет, ищет возможности, а кто не хочет, ищет оправдания!

Территория была просто громадной. Гулять на дальние расстояния мне не привыкать, а вот муж довольно быстро устал. И я подумала — а что, если бы я и правда была владелицей замка? Не надоело бы мне каждый день осматривать окрестности? А помимо окрестностей — еще и сам замок со всеми его многочисленными комнатами. А убираться как? Нет, о существовании домработников и домработниц я, конечно, слышала, но как быть, если мне самой нравится убираться в своем собственном доме?

Пока мы с мужем брели по гравию извилистых дорожек парка, я размышляла о том, что на такой громадной территории запросто мог бы поселиться какой-нибудь Робин Гуд, а то и несколько. Он бы проказничал и хулиганил, и никто бы его не обнаружил в роще среди вековых деревьев, ветви которых были причудливо переплетены.

Мы прошлись по розовой аллее, послушали музыкантов, одетых по случаю приема в зеленую форму — они переходили с одного места на другое, играя на трубах в определенных уголках сада. Посмотрели на импровизированные соревнования по конкуру… Небольшая хозяйская собачонка носилась по саду — наверное, количество посетителей-ротозеев ее пугало. А я все прикидывала — сколько же требуется времени на то, чтобы стричь газон.

 
Мы вышли с территории замка, перешли дорогу и оказались в красивом местечке около реки. По мостику, на котором мы стояли, проезжали машины, я фотографировала наши тени, ожидая того момента, когда все машины разъедутся и я смогу сфотографировать замок издалека…

Я подумала о том, что замок, наверное, дает очень много возможностей и отнимает очень много времени…

Уже вечерело, а солнышко все припекало, и мне вдруг страшно захотелось перенестись на пляж — побродить по самой кромке воды, а потом свалиться на песок и, глядя в голубое небо, лежать и слушать шум волн… Может, прав был дед мужа?..

Когда мы вернулись домой, я «состарила» фотографию мужа, сделанную в замке. «Ну вот, теперь у меня есть доказательства того, что замок принадлежит мне — ведь есть фотография, на которой я изображен там лет сто назад», — улыбнулся он. А потом стал мне рассказывать о своем детстве, как он со своими кузинами, кузенами, друзьями и подругами бегал на море, занимался спортом, стал чемпионом Франции по спидсэйлингу среди юниоров…

Я попросила его отвезти меня в домик у моря, где он провел свое детство. В саду валялись детские игрушки — родственники мужа до сих пор приезжают сюда на лето с детьми. Для скольких поколений этот дом стал родным, для скольких еще будет… Я уже не подтрунивала, даже в шутку, над мужем и над их французским «неумением» инвестировать. Я рассматривала стены дома — все они были увешаны детскими рисунками и почти на всех было изображено море. Наверняка где-то среди них есть и рисунок, сделанный моим мужем. Смогу ли я распознать его? Было трогательно видеть все это, и я сказала мужу:

«Как все-таки вы, французы, умеете сохранять то, что на первый взгляд может показаться совсем не важным.»

А потом мы дошли до моря. После теплого дня воздух был свежим, звезды на небе были такими яркими, близкими, завораживающими, что я долго стояла, не в силах оторвать взгляд от неба, которое казалось и не небом вовсе, а темно-синим бархатным полотном.

И как это ни странно, меня совсем не тянуло обратно в замок, мне хотелось вот так полулежать на берегу под звездным небом, слушать шум волн, перебирать пальцами песок и мечтать о чем-нибудь очень далеком… Например, о замке…

Источник►