Что бы мне с собой сделать? Такой вопрос задают себе женщины, не всегда объективно считающие себя некрасивыми. Многие сходятся в одном: женщина и красота – два понятия, ставшие почти синонимами, и отсутствие красоты (принятой в определенном обществе за идеал) воспринимается не просто как отклонение от нормы, а гораздо хуже – как жизненная катастрофа.

В наши дни клиники пластической хирургии растут вместе с невероятным количеством желающих изменить свою внешность.

Человеку больно и трудно вынести себе приговор: «Я некрасив». Это неестественно, это разрушительно для нашей психики, ведь любовь к себе заложена от природы как часть инстинкта самосохранения. Увы, дурная часть этого инстинкта – нелюбовь к чужакам. Ко всему, что отличается, выделяется, кажется уродливым или больным. Зебру никогда не примут в табун диких лошадей. Но разве зебра и в самом деле полосатый урод?

В современном обществе идет жестокий естественный отбор, в котором должны выжить не только самые сильные, энергичные и умные, но и самые красивые. Потому, что современный мир исповедует культ физической красоты и сексуальной привлекательности, как в средневековье исповедовали культ религиозной духовности и отказа от всего земного. Культ – это всегда насилие над личностью. Любой культ навязчиво диктует нам, что хорошо, а что плохо, и осуждает то, что не входит в его рамки. Телеэкран демонстрирует красавцев и красавиц и исподволь коварным шепотом внушает, что таким, и только таким, должен быть человек. Что некрасивые люди неполноценны.

Многие верят. Толстушки кидаются в тренажерный зал, ушастики – к хирургам, дамы в бальзаковском возрасте – к массажистам… Деньги, деньги, деньги! Красота – это деньги, вот в чем секрет! Это и есть та главная, хранимая в глубокой тайне причина, по которой экранные красотки настойчиво программируют все мировое сообщество: эффект апельсиновой корки – фи! Морщины – это не для меня. Правая нога побрита, на левую нанесен крем. Купи себе немного красоты!

«Я Сара Монзани, я гримировала актеров для фильма…». Спросите у Сары Монзани, сколько долгих часов занимает такой грим. Сколько он стоит. И что ей приходится вытворять с сидящими в ее кресле. Можно сослаться на одну из самых красивых и вульгарных женщин мира – Мадонну, написавшую в своем дневнике, как невыносимо, как унизительно отдаваться в руки гримеров, которые выстригают вам волосы в носу.

Мадонна – умная, жесткая, сильная личность, настоящий боец, и ее красота – результат невероятных усилий и плевок в лицо обществу. Вам нужна хорошенькая и полуголая – нате, получите, валяйтесь в ногах и платите деньги. Ее дневники полны ненависти и горечи. Потому что поклонение идолу и любовь – это абсолютно разные вещи. (Но мы-то, мы-то надеемся, что красивыми нас полюбят!).

Нести свою красоту как незапятнанное знамя чрезвычайно утомительно и сложно. Как известно, чем ослепительнее ваш костюм, тем смешнее вы будете выглядеть, вывалившись из кеба. Поэтому вам придется прилагать все усилия, чтобы не вывалиться из кеба ни при каких обстоятельствах. На это могут уйти все ваши силы, а жизнь в это время пройдет мимо.

Печальнейший пример – Майкл Джексон. Плакать хотелось, глядя на постаревшее личико с отваливающимся носом. Майклу тоже хотелось плакать, и он безутешно рыдал ночами, сообщала миру опечаленная мама. Так во имя чего были все нечеловеческие мучения? Майкл, мы бы тебя и черненьким любили, и пестреньким и широконосым. Даже больше любили бы, наверное.

Да ведь мир не так зол, как кажется! Это даже в Голливуде понимают. И снимают фильм о некрасивом смешном дурачке по имени Форрест Гамп, у которого было самое главное – большое сердце. Этот фильм – вот где чудо! – покоряет весь мир, и вот уже один из знаменитейших кутюрье делает коллекцию одежды в честь Форреста Гампа: кургузые пиджачки, коротенькие брючки, в которых столько простодушного обаяния. Стало быть, можно настроить человечество и на другие идеалы.

«Молодые красивы, — сказал бы Уолт Уитмен, — но старые гораздо красивее». Как это парадоксально звучит, и как это верно… Ни один молодой не сравнится с красивым стариком в царственной значительности, в смысловой наполненности этой красоты. Кстати, недобрые люди, наделенные неплохой внешностью смолоду, никогда не становятся красивыми стариками. Зато бывает наоборот: прекрасная душа к старости словно начинает просвечивать через истончившуюся внешнюю оболочку, и такой старик или старушка бывают так лучисты и хороши, что трудно отвести глаза.

Когда один корреспондент попытался поговорить об этом с одним неглупым писателем. «Да ты что! – возмутился он. – Тебя и твоего Уитмена никто не поймет. Молодость красивее всего!». Его собственная молодость уходила как песок сквозь пальцы, он был уже лыс и трагически любил 14-летнюю, действительно очень красивую девочку. Оба были глубоко несчастны. Потому что внешность даже в сочетании с юностью и любовью – никакая не гарантия благополучия.

Еще один закон человеческой природы, в котором все дело. Недовольство собой и своей жизнью – оно как газ: заполняет весь отведенный объем. У одних жидкий суп, у других – мелкие бриллианты, а сила переживаний одна и та же! Люди почему-то уверены, что счастье просто обязано валиться им в руки, и если этого не происходит – начинаются судорожные поиски причины. Ага, все дело в этой родинке (в полноте… в двух волосках на подбородке… список бесконечен). Путем невероятных ухищрений и ценой нечеловеческих страданий «причина» устраняется, а счастье валиться и не думает! Так, теперь все ясно: дело в ногах. Конечно, в ногах, как это я раньше не замечала, что они коротковаты!

К тому же у красивых и любимых с детства высокий старт. Поэтому многие красивые люди наделены также уверенностью в себе, сознанием собственной высокой ценности и убежденностью в победе. Именно эти качества (а вовсе не только красота) неотразимо действуют на окружающих. Те же, кого часто обижали и оскорбляли, могут изменить лицо, или фигуру, или кожу. Но у них не будет главного – вот этого самого сознания своей ценности и уверенности победителей. А без этих важнейших качеств новая внешность может оказаться совершенно бесполезной, как шикарный лимузин без ключа.

Вот как рассуждает на эту тему итальянская журналистка Анелиза Барбьери: «Мне нравится смотреть на мир и людей – высоких и низких, полных и худых. Я не хочу однажды проснуться в мире «спасателей Малибу». Мое лицо далеко от совершенства, но, когда я гляжусь в зеркало, я нахожу в нем частицы моих матери и отца, и это мне приятно».

Химик-косметолог говорит нам, что можно будет «отключить» ген старения…

Ах, оставьте, пожалуйста! Ну, кому же захочется выбрать себе 50-летний возраст, если можно навеки оставаться 20-летней? Имей мы такой выбор раньше, у нас, наверно, не было бы сейчас ни Софии Лорен, ни королевы Елизаветы, которые, старея, остаются изящными и тем убеждают многих женщин, что путь, который им предстоит пройти, не так уж страшен.

Добавить комментарий

Рекомендуем

С меня хватит! Почему стараться быть хорошей так вредно для женщин?

Я не могу точно сказать, когда это началось, но в какой-то момент своей взрослой жизни я н…